Tradis
Ниже приводятся несколько отрывков из Landnamabok ("Книги о занятии земли", хроник исландских поселенцев), посвященных язычеству в Исландии. Про их историческую достоверность ученые спорят, поскольку записаны основные тексты на острове были в 12-14 веках, тогда как отказ от язычества, сперва компромисный, с разрешением проводить обряды частным образом, произошел на Альтинге в 1000г. Однако уникальная культура устного рассказа-саги (когда рассказчик мог проследить происхождение и родственные связи людей на протяжении пары столетий и оформить это в связную и захватывающую историю) позволяет доверять многому из поведанного.
Хотя, конечно, возможна и путаница, и непонимание забытых обычаев, и попытка объяснить старое по аналогии с современностью летописца.

КНИГА О ЗАНЯТИИ ЗЕМЛИ
Книга о первопоселенцах в Исландии представляет собой несколько (5 или 6) рукописей, оригиналы которых до нас дошли лишь частично. Это Книга Стурлы(Sturlubok), Книга Хаука(Hauksbok), Melabok, Skardhsarbok, Книга Торда(Thordharbok), а также иногда выделяют часть Thordhrbok, которая является списком с Melabok. Эти книги дошли до нас в разных рукописях и в разной же сохранности. Например, от Melabok сохранилось лишь два пергаментных листа, принадлежавших, как считают, большой рукописи XV века.
Основными и наиболее старыми версиями из сохранившихся являются Sturlubok и Hauksbok, написанные Стурлой, сыном Торда, и лагманом Хауком, сыном Эрленда, в XIII и начале XIV века соотвественно. Ниже приводятся отрывки в переводе Тима Стридмана, взятые из библиотеки сайта "Северная слава".

Книга о занятии земли, ч.1
Глава 2
Одного мужа звали Флоки, сын Вильгерд. Он был великий викинг. Он отправился искать Остров Гардара. [Они стали на якорь в Смьёрсунде. Там он устроил большое жертвоприношение и освятил трех воронов, которые должны были указать ему путь, потому что в то время у мореплавателей в Северных Землях не было магнита. На том месте, где было жертвоприношение, они построили курган и назвали это Курганом Флоки.] Там смыкаются Хёрдаланд и Рогаланд. Сначала он отправился в Хьяльтланд и стал там на якорь в Заливе Флоки. Там в Озере Гейрхильд погибла его дочь Гейрхильд.
[...]
[Оттуда Флоки поплыл на Фарерские острова и выдал там свою дочь замуж. От нее произошел Транд из Гаты. Оттуда он вышел в море с теми тремя воронами, которых освятил в Норвегии.] Когда он выпустил первого, тот полетел за кормой; второй поднялся в небо и вернулся на корабль; третий полетел вперед, в том направлении, где они обнаружили землю. Они подошли с востока к Рогу, а затем поплыли на юг вдоль берега.
История с воронами может быть и книжным заимствованием известного библейского сюжета. С другой стороны, сходные задачи-сходные решения. Кто знает.

Книга о занятии земли, ч.2
Глава 33
Торольв, сын Эрнольва Рыбогона, жил в Мостре, поэтому его прозвали Бородач с Мостра. Он был великий жрец и верил в Тора. Он бежал от самовластья конунга Харальда Прекрасноволосого в Исландию и приплыл сперва к южному побережью. Потом он поплыл на запад до Широкого Фьорда, а там бросил за борт столбы от своего почетного сидения. На них был вырезан Тор. Тогда он произнес, что Тор высадится на землю там, где захочет, чтобы жил Торольв. Он обещал посвятить Тору всю свою занятую землю и назвать его именем.

Торольв заплыл во фьорд и назвал его Широким Фьордом. Он взял землю к югу от фьорда, ближе к середине фьорда. Там он нашел столбы с изображением Тора, прибитые к одному мысу. Теперь он называется Мысом Тора. Затем они поднялись выше по заливу, который Торольв назвал Заливом Капища. Там он возвел себе дом и построил большой храм, посвященный Тору. То место ныне называется Двором Капища. Тогда этот фьорд был мало или вообще не заселен.

Торольв занял землю от Столбовой Реки до Реки Тора и назвал все то Мысом Тора. Он с таким благоговением относился к горе на этом мысе, которая называлась Священная Гора, что никто не имел права обратить туда неумытое лицо, и была там такая великая святость, что любое существо, будь то зверь либо человек, было в безопасности, пока само не уходило прочь. Торольв и его родичи верили, что после смерти попадут в эту гору.

В том месте на этом мысу, где к берегу прибило столбы с изображением Тора, Торольв вершил правосудие, и там был организован тинг округа, с одобрения всех членов общины. Когда люди собирались там на тинг, им было запрещено испражняться, для этого был отведен островок, который называется Островок Нечистот, потому что они не хотели загрязнять такую священную землю, какая там была.

Но когда Торольв уже умер, а его сын Торстейн был слишком молод, Торгрим, сын Кьяллака, и его шурин Асгейр не захотели идти на этот островок, чтобы облегчиться. Жители Мыса Тора не могли стерпеть того, что они осквернили столь священную землю. Тогда они начали там, на тинге около этого островка, сражаться: Торстейн Трескоед и Торгейр Подкова против Торгрима и Асгейра. Некоторые были убиты, а многие ранены, прежде чем их удалось разнять. Торд Ревун примирил их, но, хотя обе стороны уступили, тогда эта земля перестала быть священной, потому что там пролилась кровь.

Тогда же было решено перенести оттуда тинг на тот мыс, где он находится сейчас. Тогда это место было особо священным, и там все еще стоит Камень Тора, на котором убивали людей, которые приносились в жертву. А рядом с ним есть Кольцо Рока, которым проклинали людей. И там же учредил Торд Ревун тинг четверти с одобрения всех жителей четверти.

Сыном Торольва Бородача с Мостра был Халльстейн Годи Трескового Фьорда, отец Торстейна Сурта Мудрого. Матерью Торстейна Сурта была Оск, дочь Торстейна Рыжего. Вторым сыном Торольва был Торстейн Трескоед. Он женился на Торе, дочери Олава Фейлана, сестре Торда Ревуна. Их сыном был Торгрим, отец Снорри Годи, и Бёрк Толстый, отец Сама, которого убил Асгейр.
Последний кусочек привела как пример типичной саговой генеалогии, ещё весьма краткой. При том и рассказчик, и слушатели вполне ориентировались, кем они сами приходятся перечисленным людям.
О почетных сиденьях и скандинавских жилищах вообщеДревнейшей формой дома у скандинавов был так называемый длинный дом (skali), достигавший в длину нескольких десятков метров и имевший несколько метров в ширину, крытый двускатной соломенной крышей. Стены такого дома были сделаны из дерновых кирпичиков или из переплетенных веток и прутьев, обмазанных глиной. Полом служила утоптанная земля, покрытая соломой. Дом состоял фактически из одной большой комнаты. Два ряда столбов поддерживали крышу и делили эту комнату на три части. Вдоль стен шли низкие скамьи, на которых днем сидели и занимались всевозможными делами, а ночью спали. В центральной части дома располагалось несколько очагов, которые служили для обогрева, приготовления пищи и освещения. Дым уходил через отверстие в крыше. Стены нередко украшались коврами, а также дорогим оружием: щитами, мечами, топорами. Столы были переносные и ставились только на время еды. Мужчины обычно сидели на скамьях, расположенных вдоль двух длинных стен. Скамья вдоль северной стены — верхняя скамья — считалась более привилегированной. Посредине ее было почетное сиденье, которое обычно занимал хозяин дома. Скамья вдоль южной стены — нижняя скамья — считалась менее почетной. Однако посередине ее находилось второе почетное сиденье, куда обычно сажали самого дорогого гостя. Для наиболее достойных гостей отводили места поближе к одному из почетных мест. Чем дальше от центра одной из длинных скамей, тем менее почетным было место. Женщины сидели на поперечной скамье в глубине дома. Среднее место на поперечной скамье также считалось почетным. (источник)
Столбы от почетного сиденья обычно украшались изображениями Богов. После смерти отца сесть для сына на его место означало вступить в права наследства.


Глава 37
Ауд заняла все Долинные Земли внутри фьордов от Завтрачной Реки до Шумной Реки. Она жила в Лощине возле устья Тайменьей Реки. Это место называется Имением Ауд. Она совершала свой молитвы на Крестовых Холмах. Там она велела возвести крест, ибо она была крещенной и свято верила. Позже ее родственники очень почитали эти холмы. Там было построено святилище, где приносились жертвы. Они верили в то, что после смерти попадут в эти холмы, и там лежал Торд Ревун до того, как прославился, как рассказывается в саге о нем.
Отрывок интересен тем, что в роли дисы-покровительницы рода здесь выступает крещенная Ауд Мудрая (действительно выдающаяся женщина). Вообще же почитание знаменитых предков в Скандинавии было широко распространено.

Глава 44
Халльстейн, сын Торольва Бородача с Мостра, занял Тресковый Фьорд и жил на Халльстейновом Мысе. Он устроил там жертвоприношение, чтобы Тор послал ему столбы для почетного сидения. После этого к берегу прибило дерево, длина которого составляла шестьдесят три локтя, а толщина — две сажени. Из этого дерева сделали столбы для почетных сидений для почти каждого дома в этом фьорде. То место, где к берегу прибило это дерево, теперь называется Сосновым Мысом.
Лесов в Исландии было мало, для строительства иной раз приходилось завозить древесину с континента. Пользовались также и выброшенным на берег плАвником - если он был.

Глава 50
Одного знаменитого человека в Согне звали Гейр. Его прозвали Вегейр — Гейр из Святилища, — потому что он совершал большие жертвоприношения. У него было много детей. Старшим из его сыновей был Вебьёрн Согнский Боец, других звали Вестейн, Веторм, Вемунд, Вегест, Веторн, а дочь звали Ведис. После кончины Вегейра Вебьёрн впал в немилость у ярла Хакона, как уже было написано. Поэтому он с братьями и сестрой отправился в Исландию. Плавание их было долгим и трудным.

Осенью они достигли Амбарного Залива к западу от Рога. Затем Вебьёрн начал готовиться к большому жертвоприношению. Он сказал, что в этот день ярл Хакон совершил жертвоприношение, чтобы причинить им вред. Но когда он приступил к жертвоприношению, его браться поторопили его отправляться в путь. Он пренебрег жертвоприношением, и они вышли в море. В тот же день их корабль разбился из-за непогоды о большие скалы. С трудом они выбрались на берег, следуя указаниям Вебьёрна. Теперь это место называется Утесом Согнцев.

На зиму их всех приютил Атли с Протоков, раб Гейрмунда Адская Кожа, [и сказал, что не возьмет платы за их содержание, заверив, что у Гейрмунда предостаточно еды. Когда же Атли встретился с Гейрмундом, Гейрмунд спросил, как он осмелился принять стольких людей за его счет.

Атли ответил:
— Потому что, пока в Исландии будут жить люди, будут вспоминать, каким великим человеком был тот, чей раб осмелился совершить такое без его разрешения.
Гейрмунд сказал:
— За этот твой поступок ты получишь свободу и этот хутор, за которым ты присматриваешь.
Позже Атли] стал большим человеком.
Пусть это отступление от темы, но кусочек очень колоритный. Ведь слава и честь были ы языческие времена понятиями столь же материальнвми, как и подаренный конунгом золотой браслет. Точнее, золото было зримым воплощением удачи и доброй славы как вождя, так и одариваемого.Атли знал, что делал.

Книга о занятии земли, ч.5
Глава 92
Торстейн Красноносый был великий жрец. Он приносил жертвы водопаду, и велел бросить всё своё наследство в водопад. Он был и очень дальновиден.

Торстейн велел сосчитать своих овец, но на двадцати сотнях сбились со счёта. Хотя овец было очень много, осенью он сказал, какие из них прокляты, и велел их зарезать.

В последнюю осень своей жизни он сказал в овчарне:
— Разрежьте сейчас ту овцу, что пожелаете. Я проклят, или эти овцы, или же все мы.
А ночью, когда он скончался, все овцы попрыгали в водопад.
Надо полагать, что почитал Торстейн всё же не "водопад", а либо духа местности (альва и т.д.), либо избрал водопад местом капища. Аналогично, у славян упоминалось в летописях, что они "кур режут и блотят источникам". Гадание по овечьим внутренностям (и овечьей лопатке) было в ходу у исландцев и в более поздние времена. Что ж до "овечьего самоубийства", это весьма похоже на искаженное воспоминание о жертвоприношении на тризне.

Глава 95
Каждое третье лето Лофт уезжал из страны, чтобы от своего имени и имени Флоси, своего дяди, пожертвовать в том капище, где был хранителем его дед Торбьёрн. От Лофта произошли многие великие люди, Торлак Святой, Паль и Бранд.

Вначале были языческие законы, по которым люди не должны были иметь на корабле носовых фигур в море, а если у них были, то они должны были снимать эти фигуры до того, как земля покажется в поле зрения, и не подплывать к берегу с оскаленными головами или с разверстыми пастями, потому что духи страны могли испугаться.

Кольцо в два эйрира или больше должно лежать на алтаре в каждом главном капище. Это кольцо каждый годи должен был надевать на свою руку на каждое общее собрание, где он будет председательствовать, но сначала окрасить его в крови животного, которого он сам там принесёт в жертву. Каждый человек, которому нужно будет выступать на суде, должен сначала принести клятву на этом кольце и назвать двух или больше своих свидетелей. «Призываю я в свидетели, — должен он сказать, — что я приношу клятву на кольце, законную клятву. Да помогут мне Фрейр, Ньёрд и всемогущий ас, чтобы я в этом деле обвинял, или защищал, или давал показания, или присуждал, или выносил приговор так, как я считаю самым правильным, самым истинным, и более всего — в соответствии с законом, и все предписанные законом выступления будут вестить мною так, покуда я на этом тинге».

Тогда страна была поделена на четверти, и должно быть три тинга в четверти, и три главных капища в каждой общине тинга. Там были выбраны люди, чтобы присматривать за капищами, мудро и справедливо. Они должны были назначать суды на тингах и управлять ходом тяжбы. Их называли годи. Каждый человек должен был платить капищу пошлину, как сейчас десятину церкви.]
Эйрир - денежная единица, около 27г серебра

@темы: традиции, саги, источники, Исландия, "Книга о занятии земли"