12:01 

Еще о конунге Викаре и герое Старкаде.

Tradis
Седьмая глава из «Саги о Гаутреке» неоднократно была пересказана на русском языке как основной пример Одинического жертвоприношения, ведь другие доступные источники (кроме «Деяний данов», содержащих эту же сцену) лишь подтверждают отдельные детали обряда (виселица, копьё, ритуальные слова).

UPD. По техническим причинам (=по моей лопоухости) данный рассказ не вошел в Йольский номер «Гьяллархорна», хотя должен был завершать перевод глав о Старкаде. Выкладываю тут взамен старого, не столь подробного текста - чтоб добро не пропадало.

Послесловие: Старкад и Викар в различных северных источниках

Говоря об истории Викара, нельзя не вспомнить «Сагу о Хальве и воинах Хальва», где также упоминается конунг с этим именем. Причём есть сильнейший соблазн счесть, что речь идёт о том же герое, что и в «Саге о Гаутреке». Объединение двух историй объяснило бы требование Одина прислать к нему именно конунга Агдира в качестве жертвы. Место действия тоже в целом совпадает — это юг Норвегии (Хёрдаланд в «Саге о Хальве», в «Саге о Гаутреке» — лежащий у его южной границы Агдир). Близка в общих чертах и схема сюжета — отец героя убит врагами, конунг мстит за него, в судьбе героя участвует Бог Повешенных. Однако в «Саге о Хальве» Старкад не упомянут вообще, как не доведена до логического конца линия обречённости «запроданного Одину» воителя. Имена отца Викара и его потомков, враги и обстоятельства мести также не совпадают. Надо сказать, что имена Викара и его сыновей были включены также в северный генеалогический перечень Ættartolur («Родовой перечень»), где Викар — отец Ватнара, а Ватнар — отец Имальда и Эйрика, в свою очередь — отца Гюды, той самой, что вдохновила Харальда Прекрасноволосого на объединение Норвегии. Для сравнения: в «Саге о Хальве» сыном Викара тоже был Ватнар, внуков же звали Сньяль и Хьяль, а в «Саге о Гаутреке» у Викара и вовсе имелось два сына — Харальд и Нери.
В принципе, ситуация «один герой, три генеалогии» для легендарного персонажа не исключительна, но всё же утверждать с уверенностью, что речь об одном и том же лице, нельзя. В конце концов, существует и ещё один Старкад — сын конунга Гранмара, что упомянут во «Второй Песне о Хульги убийце Хундинга» как погибший в битве с Хельги, и он едва ли соотносится как-то со Старкадом сыном Сторвирка.
Тем не менее, первая глава «Саги о Хальве» настолько хорошо ложится в качестве предисловия к истории конунга Викара-побратима Старкада (и может им быть, пусть и в другой версии сказания), что нельзя её не процитировать:

«1. О конунге Альреке
Альреком звали конунга, который жил в Альрековом Дворе и правил Хёрдаландом. Он был женат на Сигню, дочери конунга из Вёрса. Коллем звали его дружинника. Он сопровождал конунга на север в Согн и много рассказывал тому о красоте Гейрхильд дочери Дрива, потому что видел её за варкой пива, и ещё говорил он, что по душе ему такая женитьба. К Гейрхильд же, когда та ткала полотно, явился Хётт, который на самом деле был Одином. Они договорились, что конунг Альрек женится на ней, она же должна будет призывать Хётта во всех делах. Конунг увидел Гейрхильд, когда направлялся домой, и в ту же самую осень устроил с ней свадьбу.
Конунг хорошо вознаградил Колля за преданность и дал ему звание ярла и жилище на Острове Колля на юге Хардсэ, а это густонаселённая область.
Конунг Альрек не смог ужиться с обеими жёнами из-за их несогласия и сказал, что оставит ту из них, которая сделает для него лучшее пиво, когда он вернётся домой из похода. Стали они состязаться в пивоварении. Сигню призывала на помощь Фрейю, а Гейрхильд — Хётта. Он плюнул в гущу и сказал, что придёт за тем, что находится между чаном и нею. Пиво же оказалось хорошим. Тогда Альрек сказал:
Гейрхильд, на диво,
хорошо твоё пиво,
если несчастье
не воспоследует.
Зрю: над землёй
схвачен петлёй,
сын твой висит,
запроданный Одину.
В том полугодии родился Викар, сын Альрека и Гейрхильд».
(перевод Т.Ермалаева (Тима Стридманна))

Конунг Викар и, в ещё большей степени, его друг, советник и побратим Стакад, были на севере общеизвестными персонажами героического прошлого, наравне с Сигурдом Убийцей Фавнира или Хрольвом Жердинкой. Но при этом происхождение Старкада сопоставимо с происхождением первого поколения греческих героев-полубогов: Геракла, Тезея, Персея, тогда как даже сверхъестественные корни рода Сигурда, пра-пра-правнука Одина, играют в образе Убийцы Фавнира, роль меньшую. Вот что сказано в «Саге о Гаутреке» о происхождении Старкада:

«Сторвирком звали одного человека, и был он сыном Старкада Алудренга. Старкад был мудрым ётуном. Он взял из Альвхейма Альвхильд, дочь конунга Альва. Конунг Альв призвал тогда Тора, чтобы принудить Альвхильд вернуться. Тор убил Старкада, и привёз Альвхильд домой, и была она тогда с ребёнком. Она родила сына, которого назвали Сторвирк, как сказано ранее. Он был муж красивый внешне, хотя и черноволосый, крупнее и сильнее, чем люди до него. Был он великим викингом. Он явился в дружину конунга Харальда из Агдира и стал его защитником страны. Харальд конунг даровал ему тот остров, что зовётся Трумою, в Агдире, и Сторвирк там жил. Он подолгу бывал в походах, но время от времени был и с конунгом Харальдом.
Сторвирк забрал из дому Унни, дочь ярла Фреки из Халогаланда, и затем отправился домой на свой хутор на острове Трюма. У них был сын, которого назвали Старкадом».

О роде Старкада рассказывает, помимо «Саги о Гаутреке» первая глава «Саги о конунге Хейдреке Мудром», где упомянута дочь Старкада Алудренга (т.е. сестра Сторвирка, отца Старкада — спутника конунга Викара) Блауггерд. Блауггерд стала матерью двенадцати сыновей-берсерков, бабушкой девы-воительницы Хёрвер и прабабушкой конунга Хейдрека Мудрого, что испытывал Одина в игре в загадки.
Как и многие герои, в чьих жилах течёт не только человеческая кровь, Старкад выделялся внешне. Конунг Викар, вручая ему первое оружие, специально измеряет рост двенадцатилетнего парня, настолько тот не по возрасту велик. Позднее о грубой, некрасивой внешности покрытого шрамами бойца и опалённого солнцем мореплавателя рассказывает в стихах и сам Старкад, явно противопоставляя себя молодежи «с белыми ресницами» (белый, как известно, был в Скандинавии синонимом прекрасного и благородного). Одновременно Старкад, как многие персонажи сказок, до воинского посвящения был увальнем и «запечником», предпочитавшим проводить время, валяясь у очага. Надо сказать, что дурная слава, предопределённая герою Тором, не оставила его и в наши дни: в большинстве книг рассказывается как о непреложном факте, о четырёх (согласно версии Саксона Грамматика) либо о восьми (согласно саге) «лишних» руках, отсечённых у него Громовержцем. Хотя Старкад в своих висах говорит лишь, что таково мнение окружающих. Как будет видно далее, не лучше обошлись с ним саги, посвященные двум конунгам Олавам-христианам.
Старкад Старый упомянут в «Саге об Инглингах» среди витязей, служивших морскому (т.е. живущему набегами) конунгу Хаки. Он помогал своему вождю завоевать Швецию. Также Старкад в саге упоминается как убийца конунга Али Смелого (изгнавшего конунга Ауна из династии Инглингов, который после смерти Али вернул себе власть), без указания обстоятельств случившегося. «Прядь о Норна-Гесте» и Саксон Грамматик в «Деяниях Данов» рассказывают историю этого убийства подробнее.
В «Отрывках саги о некоторых древних конунгах» (Sögubrot af nokkrum fornkonungum) Старкад Старый отважно сражается в легендарной битве при Бравеллире (относимой к VIIIв.) в войсках союзников шведского конунга Сигурда Кольцо против датского конунга Харальда Боевой Зуб. Он выходит на бой с героем Убби (Ubbi) из Фрисланда, ранит его, но и сам получает шесть ран, после долгой схватки их разделяют сражающиеся и Убби гибнет от стрел. Старкад разит врагов, приближая победу шведов, именно он убивает знаменосца Харальда, деву-воина Урсину. Под конец он получает настолько тяжелые раны, что оказывается вынужден покинуть сражение (см. далее рассказ Саксона).
В «Пряде о Норне-Гесте» Норна-Гест рассказывает Олаву сыну Трюггви о встрече Старкада и Сигурда Убийцы Фавнира в бою, произошедшем после битвы при Бравеллире, где Старкад выступает вновь на стороне союзников шведского конунга Сигурда Кольцо, уже состарившегося. Надо сказать, что при дворе конунга-рьяного христианизатора одинического героя описывали довольно нелицеприятно, обвинив в желании сбежать от Сигурда Убийцы Фавнира, да ещё рассказав о двух выбитых у него Сигурдом коренных зубах, один из которых весил семь эйриров (189 грамм) и был, якобы, вывешен в сердце церковного колокола в Данмёрке как диковина. Так же в пряди кратко упоминается, «что Старкад подло убил конунга Али, когда тот купался». В «Пряди о Торстейне Морозе», составной части «Саги об Олаве Святом», устами черта (при жизни бывшего воином-язычником, павшим в бою, т.е. по прежним представлениям — претендентом на Валхаллу) Старкада после смерти вообще обрекают на пребывание в огне преисподней «по щиколотки» (т.е. только его ступни и не в огне).

В «Деяниях Данов» (лат. Gesta Danorum) датского хрониста Саксона Грамматика приводится сразу два варианта происхождения Старкада: из страны восточнее Швеции, «где обитают варварские орды эстонцев», а так же «ётунский», с обрыванием Тором лишних рук, который сам автор называет невероятным. Старкад у Саксона сперва поступает на службу к датскому королю Фродо (Frotho ), позже сражается вместе со многими другими вождями, радея, однако, и о чести потомков Фродо. Подобным образом он присоединяется в военном походе и к Викару, так что Викар в «Деяниях» не побратим, с которым Старкад провёл бок о бок двадцать лет, а просто некий «король Норвегии», и вместо чудесного изменения деревца непосредственной причиной гибели конунга оказывается обычное предательство со стороны Старкада на инсценировке жертвоприношения. Как и в «Саге о Гаутреке», Старкад этим платит Одину за дары — тройной срок жизни и поэтический талант, — но в «Деяниях» нет ни сцены суда богов, ни противостояния с Тором.

лат. Saxo Grammaticus; датский летописец, годы жизни ок. 1140 — ок. 1216 года. Написанные на латыни хроники Gesta Danorum состоят из 16 книг, история Старкада изложена в книгах шестой, седьмой и первой части восьмой. Прозвище «Грамматик» впервые было дано Саксону в хронике XIVв.
Здесь и далее имена и названия приводятся в записи перевода Gesta Danorum на английский язык

Позже Старкад присоединяется к датскому викингу Бемону (Bemon), нападает с ним на Русь и берёт богатейшую добычу, после гибели Бемона совершает подвиги в Пермланде (Permland), семь лет служит сыновьям Фрейра в Уппсале (Саксон Грамматик — мастер евгемеризаций). Причина, по которой Старкад покидает Уппсалу у Саксона, послужила основой многих предположений о деталях шведского культа Фрейра, предка и покровителя династии Инглингов: Старкада неимоверно раздражали «женоподобные» жесты и хлопанье мимов на помосте, а также «унизительный для мужчины» звон колокольчиков во время уппсальских жертвоприношений; по словам автора Старкад таким образом хранил душу «вдали от похоти». Конечно, стоит учитывать, что писавший на латыни автор достаточно вольно обращался с историей вообще, и с языческими религиозными воззрениями в частности. Вот только других источников у нас зачастую просто нет.
Из Уппсалы Старкад отправляется к Хакону (Hakon), «тирану Дании», с которым выступает в поход на ирландского конунга Хуглейка (Hugleik). В этом эпизоде интересна перекличка проявления скупости Хуглейка со скупостью бонда Скавнёртунга из первых двух глав «Саги о Гаутреке» — и тот и другой, даря обувь, оставляют себе шнурки. Старкад разбивает ирландцев, убивает Хуглейка, несмотря на отважное сопротивление витязей короля Гейгада (Geigad) и Свипдага (Swipdag), но в бою с Гейгадом получает рану головы, которую сам в песне называет самой ужасной в своей жизни, также Гейгад пронзает Хакона. После битвы Стакад (или всё-таки Саксон?) вновь демонстрирует свою неприязнь к шутам, жонглёрам и мимам, которых привечал Хуглейк и которые струсили в бою, велев дать им плетей.
Затем Старкад отправляется подавлять восстание на Руси вместе с ранее побежденным им славянским вождём Вином (Win). Там же на Руси он убивает богатыря Виссина (Wisin), который мог взглядом делать оружие врага тупым, побеждает византийского гиганта Танне (Tanne), а в Польше — героя Васка (Wasce) или, в тевтонском произношении, Вилзке (Wilzce).
Когда саксы поднимают восстание против Фродо и предлагают решить дело поединком, Старкад возвращается к конунгу и побеждает саксонского героя Хейма (Hame), которого соблазнили выступить против Старкада, пообещав столько золота, сколько тот весит. Однако наложенная победителями на саксов дань оказалась тяжела, восстание разгорелось с новой силой и Фродо был убит (убив однако и заманившего его в ловушку Свертинга (Swerting)). Наследовавший Фродо сын Ингьяльд (Ingild) не обладал отвагой отца, предавался чревоугодию и лени, и, чем особенно возмутил Старкада, не пожелал мстить, зато согласился примириться с сыновьями Свертинга, взяв в жены их сестру. Старкад покинул его двор и присоединился в конунгу Швеции Хальвдану (Halfdan). Однако, дела потомков Фродо его интересовали, и когда до него дошли слухи о браке сестры Ингьяльда Хельги с худородным золотых дел мастером, он явился к ним и кастрировал наглеца, дал Хельге пощечину и прочитал отнюдь не краткую лекцию о достойном поведении. В дальнейшем он поспособствовал её новому браку с норвежским принцем с созвучным именем Хельги (Helge), сражаясь по просьбе девушки вместо норвежца на поединке с девятью берсерками. Однако лишь смётка жены (неплохо, видимо, знавшей сурового воспитателя) помогла сохранить жизнь супругу, которого старик не без оснований заподозрил в трусости. Для характеристики Старкада, каким он показан у Саксона, интересен эпизод, когда после битвы с берсерками он лежит серьёзно раненный. Витязь отказывается от помощи военного, потребовавшего за свои услуги вознаграждение, от помощи человека, который женился на рабыне и трудился на её хозяина, чтобы выкупить жену (и подобной женитьбой приравнял себя в глазах Старкада к рабам), отказывается от помощи служанки, чьим занятием было молоть зерно (самая презираемая рабская работа) и принимает помощь от сына труженика, который и сам жил крестьянским трудом, сочтя лишь это занятие достойным.
Старкад не отказался от мысли, что конунг Фродо должен быть отмщен и вернулся ко двору Ингьяльда. Там своими упрёками и сочинённой песней (приводимой у Саксона) он побудил Ингьяльда к мести за отца, и тот прямо за столом напал на гостей — сыновей Свертинга. Этот же эпизод, что интересно, в неявной форме упомянут в «Беовульфе», 2040, где некий старый воин расстраивает брак Ингильда и Фреавару (в поэме — родственницы, по «Деяниям» — дочери убийцы конунга Фродо), так же напоминая о несвершённой мести. После этого Старкад объявил Ингьяльду, что тот искупил свою прежнюю нерешительность и доказал свою отвагу, и потому имеет теперь право именоваться владыкой Лейре и Дании. Так же непримиримый Старкад посоветовал не хоронить убитых, как не достойных кургана или насыпи, и расстаться с женой.
Старкад вернулся к Хальвдану, с которым успел крепко сдружиться, по-прежнему много и доблестно воевал, и согласно «Деяниям Данов», уже ближе к концу своей долгой жизни был с великим почётом принят у конунга Оле (Olе, в скандинавоязычных источниках — Али), что правил частью Швеции. Именно в это время происходит знаменитая битва при Бравеллире, в которой Оле выступал как союзников шведского конунга Сигурда Кольцо против датского конунга Харальда. Согласно Саксону вражду меж конунгами посеял сам Один в облике Брана (Brun), доверенного лица Харальда. Приводит Саксон и другое мнение — конунг Харальд стремился к этой битве, что бы погибнуть воином в блеске славы, а не умереть в постели от старости. Как указывает летописец, Старкад был первым, кто изложил историю той войны на датском языке, сочинив об этом песню. Согласно его рассказу Старкад в сражении поверг предводителей Харальда Гунна (Hun) и Элли (Elli), Хорта (Hort) и Бургха (Burgha), и отсёк правую руку Висне (Wisna), многих иных ранил или убил. Сам Старкад получил от Хакона страшную рану, от удара была рассечена шея, грудь до лёгких и отрублен палец, после чего он был вынужден оставить бой.
Как сообщает Саксон, Один издавна покровительствовал Харальду и даровал ему неуязвимость от стали. Харальд же посвящал Одину всех погибших от его меча. Так же Один, явившись конунгу, преподал советы, как должно быть организовано его войско
Через некоторое время после битвы при Бравеллире против Оле был устроен заговор двенадцатью вождями недавно покорённых владений. Они подкупили Старкада, чтобы тот убил правителя. Старкад, зайдя к королю во время купания, не смог выдержать его пристального взгляда и хотел отступить, однако король сам подозвал соратника, тот же пронзил его мечом. За это он получил сто двадцать марок золота, однако раскаивался и скорбел о содеянном и, в качестве мести за Оле убил некоторых из подстрекателей. Кстати, такое решение было не исключительным в северном эпосе. В «Деяниях саксов» Видукинда есть рассказ про Иринга, дружинника и советника Тюрингского короля Ирмифрида. Король франков Тиадрих подкупил Иринга, и тот убил уже побеждённого и просящего пощады Ирмифрида. Когда же Тиадрих упрекнул Иринга, заявив, что тот стал ненавистен людям и велел уходить прочь, воин ответил, что ненавистен он людям по праву, ибо служил его, Тиадриха, козням; и что он хочет, прежде чем удалиться, очиститься от предательства, отмстив за своего господина. С этими словами он поразил мечом Тиадриха и возложил тело своего короля на его труп, «дабы, по крайней мере, мёртвый был победителем того, кем был побеждён живым». Затем Иринг ушёл, расчистив себе путь клинком .

Видукинд Корвейский (ок.925 — 980 гг.) — монах бенедектинского Корвейского монастыря в Вестфалии, автор хроники «Деяния саксов» в трёх книгах, где изложил историю саксов и королей Саксонской династии до 967 г.
Рассказ приводится по работе А.Я.Гуревича «Эдда и сага», глава «О природе героического в поэзии германских народов»

К тому времени Старкад, как и предопределил ему Один, жил уже чрезвычайно долго. Не желая потерять славу долгих воинских лет из-за смерти от старости или болезни, он, согласно «Деяниям Данов», решил приблизить конец по своей воле и погибнуть от руки человека благородного происхождения. Он повесил себе на шею то золото, что получил за убийство Оле, считая справедливым принять смерть именно из-за него. Так, с золотом на шее, опоясанный двумя мечами и опираясь из-за возраста и уже ослабевшего зрения на две палки, он встретил крестьянина, что в насмешку попросил один клинок в подарок. Старкад направил меч в его сторону и описал им круг. Это заметил Хедер (Hather), сын Ленна (Hlenn) одного из убитых Старкадом заговорщиков, что охотился неподалёку. Он, ещё не узнав старика, предложил двум своим спутникам пугнуть бродягу, но погнавшие на него коней погибли от удара посохов Старкада. Хедер подъехал ближе и узнал воителя, тот же, будучи полуслепым, остался в неведении, с кем говорит. Разгневавшись на предложение обменять меч на повозку, Старкад исполняет песню о старости и о жизни в битвах, в ответ же на повторное предложение Хедера сменить меч на повозку, ибо старцу невместно владеть оружием (также сделанное в песне), поёт о своих подвигах и приобретённой славе. Поняв кто перед ним и зная о благородстве происхождения собеседника, Старкад сам предложил Хедеру убить себя, тем самым отомстив за отца:
«Более того, Хедер, я отнял у Вас Вашего отца Ленна; воздайте мне за это, молю я, и низвергните ударом старца, что умирает слишком долго; прицельтесь в моё горло мстящей сталью. Моя душа выбирает помощь благородного бойца и стыдится просить о гибели трусливую руку. Справедливо, что человек может выбирать свою гибель. Чего нельзя избежать, то правильно будет и ускорить. Новое дерево должно быть взращено, старое срублено. Он — орудие природы, которая уничтожает то, что близко к гибели и низвергает то, что не может стоять. Смерть предпочтительна, когда её ищут, и конец любим, когда жизнь изнурительна. Не позволяйте же бедам возраста продлевать мой жалкий жребий» .
Перевод с английского, неплохо характеризующий стиль автора
Старкад отдал Хедеру золото и вручил свой меч. Склонив голову, он посоветовал не бить робко или подобно женщине. Также он посоветовал Хедеру, когда тот отсечёт ему голову, успеть проскочить между падающей головой и телом, потому что тогда он станет неуязвим для оружия. На последнее, однако, Хедер не решился, опасаясь, что Старкад всё же хочет отомстить своему убийце, и что исполинское туловище задавит его насмерть. По словам Саксона, когда отрубленная голова упала наземь, она укусила землю, демонстрируя свирепость его души. Хедер похоронил тело Старкада на поле в области, называемой Ролунг (Rolung). Позже средневековая традиция отождествила это место с пустошью Рольюнг на острове Сконе.
* * *
Культура, к которой принадлежал Саксон Грамматик, отстояла от мира, где складывалась история Старкада, ощутимо дальше, чем культура Исландии времён записи саг. Попытки объяснить действия героев мифа или эпоса с позиций европейской куртуазности или бытовой выгоды смотрятся иной раз забавно, стоящая за рассказом основа не укладывается в выбранные рамки. Впрочем, не факт, что современные попытки понять, что именно видели в своих сказаниях наши предшественники, всегда намного ближе к истине. Ж. Дюмезиль , например, считал три злодеяния, на которые Тор обрёк Старкада, тремя проступками страты воинов в индоевропейском мире (который по мнению исследователя, повсеместно имел трехчастное функциональное и социальное деление). В интерпретации Дюмезиля первым преступлением Старкада была святотатственная пародия на жертвоприношение Одина (и тем самым, вызов суверену, обеспечивающему космический порядок и справедливость). Вторым — бегство с поля боя (не упомянутое выше, но приводимое у Саксона: эпизод бегства шведского отряда под предводительством Старкада после трёхдневной битвы относится ко времени, когда он сражался против данов в одном из многочисленных конфликтов), т.е. несоответствие званию воина. Третьим же — убийство короля Оле из корыстных побуждений, когда тот не мог защищаться, что в интерпретации исследователя являлось преступление против физического благополучия, третьей социальной функции, выделяемой Дюмезилем .
Мнение Ж.Дюмезиля приводится по: А.Я.Гуревич, «Эдда и сага», раздел «Героический эпос, миф, ритуал»
Жорд Дюмезиль (4 марта 1898 — 11 октября 1986) — французский мифолог и филолог-компаративист, разработавший теорию, согласно которой протоиндоевропейское общество функционально делилось на три сословия — жреческое, воинское и земледельческое, причем данное деление отражено и в пантеоне, каждому сословию соответствует своё божество

Первое объяснение требует забыть повторяющийся в разных источниках момент: жертвоприношение произошло именно по воле Одина. Третье же предательство куда проще связать с тем, что у германцев (и не только у них) считалось преступным с самых древних времён — с изменой своему вождю, без привлечения дополнительных сущностей.
Каковы были исходные мифологические мотивы рассказа о Старкаде, и как они соотносятся с некой событийной основой, можно строить предположения. Не вызывает сомнений лишь одинический характер героя (начиная от участия Всеотца в его судьбе — и до выбора смерти от оружия, дававшей право на Валхаллу). Так же очевидна изначальная близость Старкада хтоническому миру, с которым тесно связан был и его покровитель: происхождение рода от сверхъестественных существ — ётунов, и, возможно, альвов (Альвхеймом звалась не только земля альвов, но и область Норвегии на границе со Швецией, в районе Эстфолла), необычная и устрашающая внешность, буйный неукротимый нрав. Впрочем, последние две черты были обычной хактеристикой и одинических героев, и скальдов вообще, достаточно вспомнить Эгиля сына Скаллагрима.
Но, даже не анализируя, а просто пытаясь ощутить, примерить на себя ключевые моменты истории Старкада, мы можем много глубже понять сложность и беспощадность столь заманчивого пути под взором Высокого, тяжесть цены за истинный дар, и то, насколько тугим может оказаться узел, сплетённый из долга, воли, необходимости и наших собственных страстей и желаний.

запись создана: 04.06.2012 в 12:34

@темы: статьи, мифология, книги, история, Старкад, Сага о Гаутреке, Один, Викар

Комментарии
2012-06-04 в 15:58 

Alix zu Koln
Аликс и Пустота
Круто )
Спасибо большое! Читаю с большим интересом.

2012-06-04 в 20:42 

Rogveles
Thanks)

2012-06-08 в 11:36 

Tradis
Jotunnsdottir, Rogveles всегда пожалуйста.:)

   

Северная Традиция

главная