Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:22 

Тор.

Tradis
Близится Торраблот, так что к дате. )

Глава 14. Тонар (Þórr, Thunar, Donar, Donner, *Thonaraz)

Из всех богов Севера Тонар (англ. Thonar), вероятно, будет наиболее любимым и, вместе с Воданом, наиболее известным, он всегда был одним из самых популярных и призываемых. Он - герой Асгарда и Мидгарда, что сражается против хаоса и разрушения турсов, его Молот является символом веры, носимым как эмблема Трота нашего народа даже теми, кто предан другому богу/богине. Немного найдется таких на самлм-то деле, кто бы не хранил немного любви для старого Рыжебородого - Друга Людей, Стража Мидгарда, чьи удары Молота направлены вовне, чтобы защитить человечество от всех угроз вне стен Мидгарда и чьё могущество проявляется в бушевании штормов, от которых происходит его имя "Гром" (англ. - Thunder).
Образ Тонара как бойца закреплён учеными типа Дюмезиля (Dumézil), который пытается распределить всех богов/богинь по категориям узкой троичной системы, неизменно классифицируя Тонара только как воина, и не очень яркого к тому же. Но Тонар является большим, чем просто сильное животное, что воюет против хаоса. Он посылает летние дожди, которые заставляют зерновые расти; он освящает важные случаи и церемонии, и он дает силу и поддержку тем, кто следует древнему пути.
Тонар - сын Земли и Водана. Он самый сильный из богов, и, как замечено в “Перебранке Локи”, единственный, кто может испугать Локи. Он появляется как большой муж с рыжей бородой - иногда молодой, иногда как старый "Þórr Karl" (Тор-Старик); у него пылающие глаза. Он правит повозкой, которую тянут два козла Таннгньостр (Tanngnjóstr, скрипящий зубами) и Таннгриснир (Tanngrísnir, скрежещущий зубами) - подобно основателю Нормандии, Хрольву-Пешеходу, он слишком тяжёл, что бы лошадь могла везти его, и должен идти своими ногами или в повозке, даже когда путешествует между мирами, где другие боги/богини едут верхом. Он владеет железными рукавицами и поясом, упомянутым как megingjörð (пояс силы); он носит волшебный посох по имени Gríðarvölr (посох Грид). Хотя Снорри рассказывает, что Тор владел собственным поясом силы и рукавицами прежде, чем великанша Грид дала ему свои, кажется более вероятным, что именно она была первоначальным источником предметов силы. Он обладает огромным аппетитом; и где бы он ни был, он явится, когда названо его имя. Он женат на богине Сив, от которой породил деву Труд (Þrúðr, Сила); он также имеет любовницу из рода ётунов, Ярнсаксу, от которой породил сыновей Моди (Моði, Смелый) и Магни (Magni, Сильный).
Тонар часто описывался как "покровитель обычных людей", что многие из его последователей находят верным. Как Хокмун (Hawkmoon) говорит: "решения (Тором) проблем являются прямыми. Если он намеревается помочь Вам в чем-то, Вы узнаете об этом сразу. Однажды ночью, после призыва Тора, я оставил стоять жертвенную чашу на алтаре с заметным количеством стаута (англ. stout, крепкий портер, черное пиво) ("Гиннесс"), налитым в неё (несколько других верных, независимо друг от друга, ощущали, что стаут – подходящий напиток Тонара – КХГ (прим. Квельдульв Х.Гундарссонн). Никаких животных не было, и комната не была потревожена. Все же, когда я пробудился утром (приблизительно 6 часов спустя) портер исчез. Он был, очевидно, выпит, т.к. не было на дне никакого осадка, как было бы, если б жидкость просто испарилась. Добро пожаловать в сумеречную зону, не так ли? Однако, через несколько дней ситуация, в которой я искал помощи Тора, была разрешена к полному моему удовлетворению. Если это не непосредственное воздействие, то я уж не знаю, что это…Мне всегда легко было говорить с Тором. Если Одину доставляет удовольствие некоторая театральность в ваших ритуалах, то Тору, кажется, нравится, когда вы просто скажете, чего вы хотите и закончите на этом.”
Хотя Тонар иногда представлялся довольно простым богом – не склонным к размышлениям, в большей степени похожим на гигантов, чем иные боги, в своей жажде еды, питья и битв, и едва ли соперником в остроумии Водану и Локи, - видеть его ограниченным в мудрости или недостаточно многогранным и глубоким, по сравнению с другими богами/богинями, будет глубоко ошибочным. Верно, там, где Водан является богом глубокомысленным и склонным к окольным путям, Тор проще и более прямолинеен, в меньшей степени склонен искать более глубокие уровне, предпочитая иметь дело с тем, что уже очевидно. Мудрость Тонара – мудрость здравого смысла, которую некоторые могли бы назвать величайшей из всех. Когда Водан видит проблему, он действует хитроумно, Тив мог бы найти свой путь в лабиринте, использовуя настойчивость и рациональные рассуждения, но Тонар просто разбивает стены, что может быть даже более рационально в конечном итоге, каждый знает, что самое короткое расстояние между двумя точками – прямая. Мудрость Тонара видна, например в рассказе о его поездке к великану Гейрреду. Веря, что его друг Локи столь же честен как он сам (наивно, но понятно, учитывая, что Тор заслуживает доверия всецело), Тор отправился без своего Молота, но ётунша Грид, мать Видара, дала ему посох, рукавицы и пояс Силы. Когда он пересекает реку с помощью этих предметов, река внезапно вздувается и начинается крупное наводнение. Тор видит одну из дочерей Гейрреда, стоящую выше поперёк реки и заставляющей подняться воду своей мочой и менструальной кровью. Он тогда произносит “река должна быть запружена у её истоков” (прим. в русском переводе О.А.Смирницкой- «Будет в устье запруда!») и бросает в неё большую скалу. Тор демонстрирует подобный вид практичной мудрости в эддической поэме “Речи Альвиса”, где он имеет дело с карликом, который явился, что бы жениться на его дочери. Тор бросает вызов мудрости обитателя скал. Алвис (Alvíss, Все-мудрый), отвлеченный этим вызовом, перечисляет сведения до прихода дня, когда первые лучи рассвета обращают его в камень. Цель Тонара здесь не похожа на цель Водана в “Речах Вафтруднира” - изучить чужую мудрость или продемонстрировать собственную. Он просто хочет избавиться от карлика (возможно, это важно для него сделать, не нарушая мир (frith) Асгарда, где происходит действие поэмы), и делает это самым простым из доступных ему способов – позволяет Алвису отправиться в путешествие по его собственным знаниям. Так же не следует забывать, что Тонара называют djúphugaðr - Глубоким-Духом или Глубоким-Мыслью. Он, может быть, не столь быстр в словах или тонких уловках как некоторые божества – но присущая ему мудрость не меньше, чем у них.
Возможно, покажется удивительным, но имеются так же некоторые шаманские элементы в характере Тора. Его поездки в Мир-За-Оградой, в ходе которых он или борется со злонамеренными существами, угрожающими сообществу, или выносит оттуда предметы Силы (котёл для варки пива Эгиру, свой собственный Молот, посох, пояс и рукавицы, данные ему Грид), являются весьма типичными шаманскими действиями. Его владение посохом и рукавицами особенно интересно, т.к. это вещи, используемые исландскими ведьмами в их гандрейде (gandreið, колдовская поездка или поездка на посохе) и, особенно это относится к посоху, являются характерными для шаманов. В одном случае Тор должен даже переодеться в женское платье в качестве необходимого условия успешного возвращения своего Молота, что тоже является существенным элементом шаманской практики. В этом аспекте, кажется, Локи часто действует как его не вполне надёжный проводник/дух-союзник, для которого мир за оградой является родным. Эта сторона сути Тонара мало изучена. Однако, достойно упоминания, что на Корпбронском руническом камне(англ. Korpbron runestone, камень 140, ), воздвигнутом язычниками во враждебном окружении, о чем свидетельствует то, что эта часть надписи помещена зашифрованными рунами в кресте (прим. – внутри петли змея, разве что имеется в виду косой крест связки), размещён призыв "siþi Þur," – “Тор, исполни сейд”. Это предполагает две вещи: во-первых, образ сейда как немужественного, который Снорри даёт нам столь определённо в “Саге об Инглингах”, возможно, не существовал в языческие времена (или даже позже в период обращения, когда воздвигался Корпбронский камень), и, во-вторых, что Тонар обладал своей собственной связью с магией.
Самой значительной силой Тонара в религиозном смысле, однако, была сила освящать. Молот кладут на колени невесты на свадьбе чтобы “brúði at vígia," ("освятить невесту" – “Песнь о Трюме”, 30). Снорри рассказывает, как Тор взмахивает Молотом над костями и шкурами своих съеденных козлов, что бы вернуть им жизнь, и как он благословляет им костёр Бальдра. Последнее упоминание особенно интересно в свете общераспространённого использования амулета в виде Молота Тора при похоронах эпохи викингов (см. “Похоронные обряды” (раздел "Burial Rites").) Именно к Тору, не к Одину, обращаются, чтобы освятить руны на камнях Главендрупа (Glavendrup, остров Фюн (Funen, Дания)) (приблизительно 900-925гг.) и Сондер Киркебю (Sönder Кirkeby, Дания) (в конце 10в.) с надписью "Þor uiki (þasi) runaR” (“Тор, освяти эти руны”); на камне конца 10в. из Вирринга (Virring, Дания) ("Þur uiki þisi kuml" – “Тор освяти эту могилу”) и камень из Веланды (Velanda, Швеция, Вестерготланд (Västergötland)) приблизительно того же периода ("Þur uiki" – “Тор освяти”) (Бетке, Уолтер “Священное в древнегерманском”, стр.113 (Baetke, Walter, Das Heilige im Germanischen, p. 113)). Эти камни вполне могут быть языческой реакцией на недавно установленные христианские рунические камни, однако это не уменьшает значение последовательного выбора Тора, а не Одина, в качестве освящающего руны. Хейти (замена имени) Тора "Véurr", которое де Фрис (de Vries) интерпретирует как “страж священного участка” тоже появляется в 9в. в надписи на камне из Рёка (Rök, Швеция), как культовый титул человека по имени Сибби (Sibbi) (см. обсуждение камня из Рёка ниже). Вера в Тонара как в Освятителя не ограничивается норвежскими материалами: надпись на малой берцовой кости из Нордендорфа (Nordendorf, Южная Германия, 6-е столетие нашей эры) обращена к "Wigithonar" -Тонару Освящающему (вместе с Воданом и "Logathore"). Это определённо подразумевает, что роль Освятителя была одной из ролей Тонара с древнейших времён, и общей для всех германских народов. По этой причине знак Молота использовался как главный знак, с которым верные освящают еду и питьё, обращаются с благослословлениями к богам/богиням и так далее. Более того, освящение, произведённое Тонаром, не есть создание чего-либо священного – благословлённое остаётся в смысле бытия частью Мидгарда, но становится сонастроено другим мирам – но, что и делает нечто священным (wih) – столь заполненным мощью, что становится кроме обычного мира и частью мира богов/богинь.
Хотя всегда чтимый и могучий среди людей, Тонар, кажется, достигает пика своего почитания в конце эпохи Викингов, когда к нему обращались всё более как к защитнику веры (troth) против вторжения “Бога” и Христа с Юга. Битва шла между “Красным Тором” против “Белого Христа” – сравнение, которое содержало тонкое оскорбление последнего. Быть “красным” означало не только буквально иметь красные волосы (знак жестокости, ради которого германские войны иногда красили свои волосы, согласно сообщениям), но означало быть решительным, горячим нравом и могучим в сражениях – в то время как обозначение “белым” могло подразумевать не только приветствуемую честность, но и слабоволие и трусость (сравните с тем, как кого-то зовут нежно-лилейным (в англ. оригинале - lily-livered). Когда христианский миссионер Тангбранд прибыл в Исландию (по велению Олава Трюггвасона), женщина-скальд Стейнунн (которая, возможно, была жрицей Тора) произнесла несколько вис, показывающих что Тор был защитником языческого пути. Она хвалит бога за разрушение судна Тангбранда и говорит миссионеру: “Слыхал ли ты, что Тор вызвал Христа на поединок (holmgang), но тот не решился биться с Тором? ” (буквально - не полагался на собственные силы (treytisk), чтобы биться с Тором) (“Сага о Ньяле”, 120). Подвески-кулоны с Молотом Тора, столь обычные в конце эпохи викингов, как часто предполагается, были языческим ответом на христианский крест, так же как надписи “Тор, освяти!” на рунических камнях , возможно были реакцией на христианскую практику: совершенно очевидно, что именно Тор был тем, кому доверялся наш народ против всех пагубных духовных влияний, троллей или миссионеров, без разницы. Различные саги о двух христианских Олавах упоминают большие статуи Тора, хотя их описания, возможно, основывались на античном воображении, Адам Бременский описывал в храме Упсала (Uppsala, Швеция) статую Тора на самом высоком месте (выше Фрейра и Одина). Турвилле-Петре (Turville-Petre) упоминает, что “свидетельство топонимов предполагает, что публичный культ Тора значительно увеличился в Норвегии в течении 9го и 10го столетий” (“Мифы и религия”, стр.92 (Myth and Religion, p. 92))
О поклонении Тонару известно довольно много. “Сага о людях с Песчаного берега” описывает, как его изображение было вырезано на столбах дома его любимого друга Торольва Бородача с Мостра, “Сага об Олаве Трюггвассоне” из “Книги Плоского острова” упоминает, что Эйрик, сын Хакона Могучего, имел изображение Тора на столбе (анг. ship-pillar, возм. “мачте”, в русской версии этого момента нет) cвоего корабля, и в “Саге о побратимах” упоминается стул, на спинке которого был вырезан Тор. Одно из самых известных произведений искусства эпохи викингов – небольшая исландская статуэтка, которая, кажется, изображает Тора, сидящего с Молотом на коленях, изначально её, вероятно, носил в мешочке на поясе почитатель бога.
Есть несколько указаний на человеческую жертву, посвященную Тонару: “Сага о людях с Песчаного берега” и “Книга о занятии земли” рассказывают, что таким людям ломали спину на большом камне. Люди эти не были, однако, пленниками, взятыми в сражении или священными царями; скорее, они были "приговорены в жертву" - то есть эта жертва была, вероятно, освящением смертной казни преступника, а не актом, который совершают с основной целью восхвалить или поблагодарить бога, как было, скорее всего, в случае Воданического убийства военопленных. Более вероятно, что существовало жертвование козлов: рассказ о том, что Тонар мог убить своих козлов, съесть их, и затем возвращал их вновь к жизни своим Молотом, был, вероятно, отражением существовавших жертвоприношений (Симек, “Словарь”, стр.321 (Simek, Dictionary, p. 321).). Он, возможно, получал и другие животных: В “Саге о людях из Флоуи” (раздел 20) рассказывается, как Торгильс Тордарсон после того, как оставил веру своих предков, увидел во сне, что Тор посетил его и был сердит. Той же ночью лучший кабан Торгильса умер, на следующую ночь его старый бык был найден мертвым. Торгильс не позволил никому есть их мясо, но похоронил борова – отсюда ясно видно, что бог взял свою собственную жертву.
Тонар был могущественным рыбаком, его самая известная рыбалка – та, на которой он выловил Змея Мидгарда (“Песнь о Хюмире”), но , кроме того, именно он поймал Локи, обратившегося в лосося. В “Cаге о Барде”(раздел 8), Тор появляется как рыжебородый рыбак, помогая Ингьяльду во время шторма, поднятого трольшей.
Кольцо клятвы было особенно священно для Тонара, и многие из Молотов имеют кольца, припаянные к вершине – не как кольца, в которые можно пропустить цепь, поскольку они установлены не в том положении, но, вероятно, как изображение кольца клятвы. Часто предполагается, что “все-могучий Ас” исландской формулы принесения присяги из “Книги о заселении земли” был именно Тор (хотя другие боги особенно Один и Улль, так же предлагались исследователями в этом качестве).

Примечание – Отрывок из “Книги о занятии земли”, ч.4, гл.81, пер. Т.Ермолаева (Стридманна):
Кольцо в два эйрира или больше должно лежать на алтаре в каждом главном капище. Это кольцо каждый годи должен был надевать на свою руку на каждое общее собрание, где он будет председательствовать, но сначала окрасить его в крови животного, которого он сам там принесёт в жертву. Каждый человек, которому нужно будет выступать на суде, должен сначала принести клятву на этом кольце и назвать двух или больше своих свидетелей. «Призываю я в свидетели, — должен он сказать, — что я приношу клятву на кольце, законную клятву. Да помогут мне Фрейр, Ньёрд и всемогущий ас, чтобы я в этом деле обвинял, или защищал, или давал показания, или присуждал, или выносил приговор так, как я считаю самым правильным, самым истинным, и более всего — в соответствии с законом, и все предписанные законом выступления будут вестить мною так, покуда я на этом тинге».


"Гвозди бога" (прим. - англ. god-nails, в оригинале – reginnaglar – считается, что это священный гвоздь в храмовой колонне или столбе почетного сидения. Но, строго говоря, можно перевести и как “большие/стержневые гвозди”), описанные в “Саге о людях с Песчаного берега”, возможно, использовались для того, чтобы высечь священный огонь, и таким образом, рассматривались, как символы Тора. Они были вбиты в столбы, на которых имелось его изображение; можно предположить, что они, возможно, были вколочены в его лоб, в память об осколке точильного камня Хрунгнира, который застрял в голове Тора после того, как Молот разбил великанское точило. Инструменты каменного века, которые германцы считали следами удара молнии, называли в Финляндии "гвоздями Укко" - гвоздями финского бога грома, который, кажется, вобрал в себя многие из характеристик Тонара. Это могло бы привести к идее, что специальные, освященные гвозди использовались для высекания искр, подобных молнии. Соединение железных Молотов Тора с миниатюрными амулетами-кресалами (прим. – имеются в виду кресаловидные привески, в т.ч. входили в состав кладов Гнёздова norse.ulver.com/articles/novikova/gnyozdov.html) (см. раздел "Похороны" (Burials)) также настоятельно наводит на мысль, что огонь, порожденный кремнем и сталью был особенно священен для этого бога.
Примечание отрывок из “Саги о людях с Песчаного берега”,IV
“Тогда Торольв бросил за борт столбы почетной скамьи, что прежде стояла у него в капище; на одном из них был вырезан Тор. (…) Там же он велел возвести капище; это был большой дом. В боковых стенах, ближе к углам, были прорезаны двери. Внутри стояли столбы почетной скамьи; они были закреплены гвоздями; гвозди эти звались боговыми”(c
)

Хотя надпись на камне из Рёка (приблизительно 800г.) часто рассматривается как мемориальная по умершему юноше по имени Вамод (Vamoþ), но она же может читаться как свидетельство инициации, описывающее посвящение молодого мужчины. Хофлер (Höfler) рассматривал его как одиническое из-за упоминания знаменитого героя Теодориха. Однако Теодорих описан в тексте из Рёка как "þurmuþi"– “смелый как Тор” (или, буквально, имеющий móðr (храбрость, боевой дух, мужество) Тора, стоит отметить, что Þormóðr также использовалось на Севере как личное имя). Последняя часть надписи согласно интерпретации Генри Кратца читается: ”Теперь пусть скажет нам памятную вещь про инициацию…Я так же скажу эту памятную вещь: кто из Ингольдингов был вознаграждён жертвой женщины. Я так же скажу эту памятную вещь: у какого воина сын был рожден. Это Вилин (Vilin). Он смог убить великана (iatun). . Это Вилин. Может много доброго произойти от этого. Я скажу другую памятную вещь: Тор! Сибби (Sibbi), страж храма (uiuari, или "Véurr"), в возрасте девяносто наставлял его (т.е. Вамода) в таинствах” (“Был ли Вемод ещё жив?”, стр.29 (Was Vamoþ Still Alive?, p. 29), прим. – варианты перевода надписи у разных авторов несколько различаются). Упоминание Тора, убийства ётуна и имя "Véurr", данное старому Сибби (или, как вариант перевода слова - “родственнику”) настоятельно указывают, что если Хофлер и Кратц верно рассматривают камень из Рёка как свидетельство-документ инициации, то он описывает инициацию в культе Тонара.
Изначально и до нашего дня Тонар известен как бог грома. Турвилле-Петре упоминает, старые английские названия грома включали "ðunorrad" и "ðunorradstefn" – поездка Тунора/грома , которые он сравнивал с исландскими "reiðarþruma" (удар грома), "reiðarduna" (удар грома), и "reið" (езда), которые, кажется, подразумевают, что гром, как считается, является шумом, который происходит из-за путешествия Тора на своей колеснице (“Миф и религия”, стр.99 ). Его оружием, разумеется, является Молот Mjöllnir; этимология слова не ясна, но, наиболее вероятно, связана со славянскими и балтийскими словами, означающими “молнию”. Уже в каменном веке миниатюрные топорики из янтаря и кремня использовались как амулеты, в бронзовом веке мы имеем наскальные изображения бога с огромным топором и это позволяет думать, что, вероятно, топор был изначальным оружием Северного бога грома, от которого произошёл Молот. Турвилле-Петре упоминает, что лапландский бог грома появляется на барабанах шаманов или с молотом в каждой руке или с молотом в одной и топором в другой ("Миф и религия", стр.98). Последний вариант предполагает возможность того, что саамы (лопари) сохранили и древнейшее и более новое изображение топора и молота одновременно. Оголовья топоров каменного века рассматривались как воплощения ударов молнии во всех германских странах, и использовались как могущественные амулеты начиная с бронзового века и далее, что бы защитить дом от всякого зла, особенно от пожара и ударов молнии (такое использование позволяет предполагать, что верные могли бы с успехом помещать железные Молоты наверху своих домашних громоотводов).
По представлениям германских народов гром служил двум целям: он давал плодородие полям (Адам Бременский упоминает, что это было особой функцией Тора, и много топонимов, связанных сельским хозяйством, имеющих часть “Тор” своим элементом, подтверждает такое понимание), и ещё гром демонстрировал мощь бога, борющегося против племени ётунов. Как указывает Аудтрют (Audthryth):

”Не к добру, что современная цивилизация до такой степени отделена от природы и погоды. Мы изолировались от внешнего мира настолько, что ненастная погода или плохой урожай становятся не более чем неудобством. Если выпадает снег, требуется лишь пара дней, что бы сделать дороги проходимыми. Если пропадает урожай, это означает более высокие цены в магазинах, но не голод. Я думаю, из-за этой отстраненности становится трудно иной раз помнить, что Тор играет большую роль и в состоянии погоды, и в прорастании зерна.
Тор был призываем нашими предками, чтобы он принес летние дожди и молнию, которая давала возможность зерну расти, в то же время исторгая разрушительный град. Во многих местах Скандинавии до сих пор ещё верят, что зерно не нальётся без энергии летней молнии. Тор так же способен утишить море, когда налетят шторма. Именно Тора наши предки призывали, что бы успокоить волны и придти благополучно в порт. Лично я всегда ощущаю мощь Тора, когда шторм налетает с горы или с моря.”

Вера в охоту грома за троллями продержалась долгое время: народная быличка в Швеции рассказывает, как удар молнии поразил нечто большое черное в дымоходе некоего хуторянина, нечто покатилось к озеру, когда гром ударил в него снова и оно исчезло. Человек со вторым зрением (англ. man with the Sight), который там был, сказал, что эта штука была троллем, и что гром разбил ему одну ногу, когда поразил дымоход, и затем убил в озере (Симпсон, Скандинавские народные сказки, стр.185-86 (Simpson, Scandinavian Folktales, pp. 185-86)). Тонар хорошо известен в священных повествованиях Севера как борец с гигантами, без сражений которого не осталось бы на земле людей: за его действия против существ Утгарда ему посвящены несколько скальдических хвалебных поэм (вроде “Торсдрапы” (Þórsdrápa), в которой рассказывается об истории его посещения Гейррёда, причем одним из самых сложных скальдических языком из дошедших до нас – что показывает, что Тора уважал и любил по крайней мере один из наилучших умов языческой эры).
Несмотря на роль Тонара как воина, он , однако, не бог войны, он нигде не показан принимающим участие ни в одном из людских сражений. Он – только истребитель чудовищ, хотя его можно призвать для защиты при любых обстоятельствах. Хокмун замечает, что “Я часто призываю его, когда оставляю дом на любой серьёзный период времени (более одного дня). Так же мой Молот (кулон) оказывает мне поддержку каждый день. Тор, по-моему, является защитником семьи и рода, и призыв его для такой защиты может быть очень действенным.” Как тот, кто часто отправляется в Утгард, Тонар в качестве хранителя путешественников – особенно подходящий бог для призыва странниками. Не слишком давно одна женщина-асатруа, которая обычно обращалась к Фрейе, почувствовала внезапное побуждение повесить свой Молот на зеркале заднего вида перед началом долгого ночного пути. По дороге она была задета сзади пьяным водителем грузовика и её небольшой автомобиль был разбит вдребезги – но она выжила и самое худшее, что с ней случилось – пара ушибов. В древности к Тонару особо обращались для защиты от штормов в море, “Книга о занятии земли” упоминает, что Хельги Тощий верил в Христа, но призывал Тора в морском плавании и в трудных ситуациях (Книга Стурлы, 218 прим. – здесь и далее разметка по главам “Книги” не совпадает с русским переводом).
Тонар, конечно, бог мощи и силы, и согласно “Саге о Хаконе Добром” те, кто верил в свою силу и мощь, осеняли Молотом ритуальный кубок и пили за Тора, когда другие провозглашали здравицы Одину. Мощь Тонара – не только мощь тела, но и мощь души и воли. Нечто сродни силе Тонара можно увидеть в преданности своему делу тяжелоатлетов или других людей, сильных физически, которые делают каждое испытание тела – испытанием своей воли, испытанием их полноты бытия – и всегда стремятся стать сильнее любым способом. Последователи Тонара имеют тенденцию быть совершенно самостоятельными, даже в большей степени, чем большинство верных: Хокмун замечает, что “следует отметить, что Тор поощряет вас действовать самим, если это возможно. Если вы бежите к нему с любой мелкой проблемой, вы, вероятно, обнаружите что он очень часто вас не слушает. Однако если вы пытаетесь изо всех сил и где-то не получается, он, скорее всего, выручит вас, хотя его помощь может принять не ту форму, как вам хотелось бы! Я нахожу, что это верно для всех северных божеств, но наиболее явно для Тонара”. Аудтрют соглашается: “На Тора можно рассчитывать, что бы обеспечить силу и комфорт, когда обстановка становится жесткой, однако это – НЕ ТОТ вид поддержки, который, как утверждают христиане, даёт их Христос. Для меня христианское воплощение поддержки, которую они ожидают – поэма “Следы на песке” (Footprints in the Sand), где Христос несёт их в трудные времена. Не ждите от Тора, как и от любого бога/богини в этом случае, что он будет нести вас на руках подобно слабому малышу. Я всегда рассматривал полученную мною поддержку скорее в смысле защиты моей спины от подлых атак или в смысле полезных указаний”.
Тонар – так же в значительной степени бог родного дома, и может быть призван при поиске и благословении нового жилья. Так делали некоторые исландские поселенцы, как описано в “Книге о занятии земли”: Коль (“Книга Хаука”, 15 ) обратился с молитвой к Тору, что бы тот указал ему участок для поселения, так же как и Вороний Хрейдар (“Книга Хаука”,164) и Хельги Тощий (“Книга Стурлы”,218); Торольв Бородач с Мостра руководствовался при выборе места, чтобы пристать к земле, своими Торовыми столбами, и Асбьёрн сын Рейркетиля “ посвятил свою занятую землю Тору и назвал Лесом Тора (Þórsmörk).” (Melabók, 8)
Хотя Тонар, в отличие от Водана и Фро Инга, редко или никогда не появляется как прародитель человеческих родов, много верных воспринимают его как отца. Это понимание выражено Хокмуном: " Я всегда чувствовал, что Тор может предложить нечто и в качестве фигуры отца, хотя это и не сочувствующий отец, тип которого воплощает Фрейр, и ни строгий все-отец Один. Скорее Тор представляет более обычный тип отца. Пусть часто строгий, он иногда проявляет свою сильную привязанность, зачастую, когда вы меньше всего ожидаете этого. Я не могу в действительности ничем подтвердить это впечатление, но тем не менее оно есть. Конечно, его природа защитника подразумевает отношение отца к своим детям". Aудтрут добавляет, что "одна из самых важных ролей Тора для меня - предоставление силы и помощи. Я знаю, что в языческие времена он иногда упоминался как 'Отец Тор ', и я всегда предполагал, что это было из-за поддержки, и 'отцовства', которые он дает, но у меня есть только мой личный опыт, чтобы подтвердить это убеждение. Для меня Тор всегда был одним из наиболее доступных богов/богинь, особенно когда я нуждался в силе и поддержке."
За исключением связи с клятвенным кольцом Тонар едва ли может быть богом закона.
В своей статье про Локи Алиса Карлсдоттир (Alice Karlsdóttir) указала, что Тор часто ставит своё собственное понимание того, что является правильным, выше любой воли закона. Когда бог встречается с Хрунгниром в Асгарде, он готов прибить ётуна и его нисколько не заботит, что Хрунгнир защищен приглашением Одина и законами гостеприимства - Хрунгнир спасается, только сказав, что Тор не получил бы никакой чести, убивая его безоруженным, и бросив вызов богу на поединок на равных, пред чем Тор, конечно, не смог устоять. Хокмун указывает, что "правосудие Тора исходит из его сердца, из его морального и нравственного чувства того, что является правильным и неправильным. Закон не совпадает со справедливостью. Каждому следует быть осторожным при консультации с этим асом по вопросам, способным принести вред членам собственной семьи или рода, поскольку действия, которые он поощряет, часто лежат вне общественного закона и, возможно, даже являются чрезмерными (несмотря на то, что они приносят немалое удовлетворение)".
Одна сторона Тонара, которая была не столь необходима в древности, но вышла теперь на передний план, - его роль как защитника своей матери, Земли, ото всех, кто может повредить ей. Хокмун полагает, что “Тор, будучи сыном Земли, всегда казался мне идеальным божеством для призыва его при протесте против любой компании, что уничтожает окружающую среду. Так получается из-за действительно удачной комбинации его происхождения и его природы защитника". О таком понимании Тонара сказано в длинной статье Уилла фон Достером "Песня из Леса", которая частично приведена здесь по оригинальной публикации в “Горном Громе”( Mountain Thunder):

“Добрый друг автора заметил недавно, что здоровье леса может быть улучшено путём его “прореживания”, вырубки “менее совершенных” деревьев, что бы остающиеся могли процветать. Этот друг – не язычник и страдает от установок, получивших развитие в 1950х годах, когда предполагалось, что люди могут улучшить что-либо, применяя Научные Принципы ко всем аспектам окружающей среды. Это отношение также предполагало, что люди обладают правом и обязанностью привести "неуправляемую природу" к порядку. Отношение это рождено тысячей лет христианства, идеей, что Земля была дана в человеческое (sic) владение и под человеческое управление. Высокомерие таких взглядов, кажется, никогда не осознавалось моим другом...
Хотя многие асатруа вспоминают о Фрейе и Фрейре, когда думают о лесе, эта картина неполна. Согласно Х.З. Эллис-Дэвидсон (H.R. Ellis-Davidson) Тору часто поклонялись в священных рощах. Дубовые рощи, как говорят, были самыми распространенными. Массивные старые дубы говорят нам кое-что о характере Тора. Дубы долговечны, и кажется, становятся сильнее с возрастом и воздействием непогоды. Они массивны, тверды, и сделаны из материала жесткой природы; дубовая древесина очень ценится из-за своей крепости и долговечности. Как долговечное, могучее дерево, дубы, должно быть, возвышались над множеством окружающих их деревьев, что в свою очередь привлекало случайный удар молнии, далее усиливая ассоциацию с Тором.
Мы знаем, что Тора называют "Сыном Земли". Это помогает укреплять его отождествление с лесом, и природой вообще. Может оказаться хорошей идеей ближе рассмотреть уроки, которые лес может преподать, чтобы полнее понять личность, характер, и приоритеты Тора.
Многие или даже большая часть современных асатруа склонна рассматривать Тора как бога порядка. В конце концов, он - защитник и Асгарда и людей. Каким образом это вменяет порядок или закон его характеру? В нашем современном, ориентированном на урбанизацию мире, защитниками людей, в основном, является местная полиция. Полицейская работа ведётся, или должна вестись в рамках Закона, кодификаций абстрактных принципов права и определений неправильного. Если Тор - защитник людей, и пытается сделать нечто правильное, то он должен, конечно же, быть богом закона, верно?
Нет.
... Асатру имеет по крайней мере одного явно определенного бога Закона и правосудия; это - Тюр. Тюр мог бы быть также богом служения, самопожертвования, и как подразумевается, терпения. Рассказы о Торе показывают нам много положительных черт, но терпения к врагам Асгарда среди них не заметно. Если Тюр выделяется как бог закона и правосудия, и в былые времена, когда больше начиналось конфликтов и войн, где или в ком мы найдём уравновешивающий характер, бога, который больше всего вовлечен в перемены, в ситуации в состоянии непрерывного изменения, можно даже сказать - хаоса? Загляните через плечо старику в длинном плаще, поглядывающему на вас своим единственным оставшимся глазом из-под своей широкополой шляпы... Если Один – бог изменений, и Тюр – бог общественного порядка, куда Тор вписывается в этот спектр? Снова обращаясь к урокам леса, возможно, удастся больше узнать о Великом Защитнике, Громовержце, сильнейшем из богов…
Друг, который хотел бы “улучшить здоровье леса”, срубая несколько выбранных деревьев, не понимает, что такое лес. Лес не парк…Контролируемая выставка деревьев с подрезанной травой имеет столько же общего с лесом, сколько нарисованный портрет с человеком, на нём изображенным. Художник передает её или его личность на холсте в своей интерпретации, точно так же люди воспроизводят свою идею о том, что совокупность деревьев должна быть похожа на парк. Художник удаляет или минимализирует воспринимаемые несовершенства в представляемом, так же как “менеджер леса” удалил бы воспринимаемые как дефектные деревья из леса. Также, как с людьми, однако, отличия – это не обязательно дефекты.
Но что есть болезнь, умирание или даже смерть деревьев? Это показатель здоровья леса. “Хм?” Прореживание леса, как отметил друг, делает лучше здоровье остающихся. Проблема в том, кто решает что вырубать, и что происходит с деревьями, срубленными людьми. Относительно первого – мало что можно сказать против процесса естественного отбора. Те деревья, которые являються наиболее соответствующими, которые удачнее всего расположены, саме крепкие, наконец, выживают. Остальные – нет. Когда люди вмешиваются в этот процесс, общее здоровье леса оказывается, в конечном итоге, ослабленным.
Но что есть деревья, которые мертвы или умирают? Удаление немногих, например, для дров или строительства, вероятно, не причиняет вреда. Однако, удаление их всех в течении длительного времени в итоге отнимает у леса новую почву, рожденную разложением упавших деревьев. Это, в свою очередь, в конечном счете ослабляет здоровье леса. Лишенного плодородной почвы, питательных веществ, необходимых для роста, в котором остаются деревья, в меньшей степени способные выдержать капризы погоды, бурь, ветра и болезни…
Проходя по лесу, каждый поражается его “неопрятной” природе. Деревья растут случайным образом, падают где придётся, без очевидного порядка. Трава, цветы и деревья растут везде, где могут, покрывая камни, даже прорастая на стволах упавших деревьев. Этот беспорядок мог бы напоминать хаос, но в то же время в этом есть немного хаотического. Это случайно, но следует по определенным образцам рождения/роста/смерти/распада, цикла, который продолжается в течении миллионов лет. Порядок - это то, что свойственно природе, не людям. И возможно здесь мы получаем некоторое понимания истинной природы Тора.
Тор заинтересован в общем порядке природы, продолжающейся, естественной, живой природе Земли, его - и в конечном счете нашей - матери. Он заинтересован в крупных участках жизни, участках, которые включают в себя значительную хаотичность. Эта хаотичность ни в коем случае не мешает прогрессу жизни, на самом деле, она присуща ему. Без разнообразия, без строгой однородности (?прим. – в исходнике homogenity, по идее должно быть – гетерогенности, разнообразия) форм жизни, наступает застой, межродственное скрещивание, и, в конечном счете, смерть.
Это можно заметить в лесу, что окружает этот кабинет. Деревья, которые росли здесь сто лет назад, старые выросшие леса, вырубают. Фактически, весь местный лес – посадки. Поскольку они росли относительно быстро и давали хорошие, ровные брёвна, исконные деревья были заменены почти гомогенной порослью сосен (lodgepole pine – сосна скрученная широкохвойная). В результате лес поблизости оказался полон вредителей и паразитов, которые процветают на этом виде деревьев, делая лес слабым и подверженным болезням. В областях, где растёт ель и смесь ели с осиной, здоровье леса ощутимо лучше…
Хаотичность в пределах естественного порядка - часть Тора. Возможно, его огромная сила - результат работы внутри природного порядка. Действительно, люди более сильны при проживании в гармонии с природой, без отравления своих тел "управляемыми", "безопасными" химикалиями, загрязнителями, и добавками. Тор не обеспокоен незначительным или тривиальным временным порядком людей, который может наложиться на природный, за одним важным исключением. Принуждение леса, реальное принуждение экосистем планеты с целью сделать их соответствующими нашим ожиданиям и требованиям, как было описано, может прервать и уничтожить циклы жизни, которые поддерживают жизнь земли.
Что нужно людям людей от леса? Древесина - превосходный строительный материал, идеальна для мебели, строительства зданий, и бесчисленных другие способов использования. Верно. Ключевые понятия тут - культивация и защищенность (англ.sustainability). Когда подход осуществляется с уважением к жизненному циклу, деревья могут быть урожаем подобным всему остальному, кроме медленного оборота, который так раздражает американцев. Американская Национальная Служба Леса упоминает о "сборе урожая" деревьев в национальных лесах. Если бы они растили их, то возможно это не было бы таким абсурдным термином, как сейчас. Давайте повторим: чтобы собирать, надо сперва посадить и вырастить. Другое понятие, защищенность означает среди прочего, отсутствие внесения синтетических удобрений и ядов.
Когда подход ведётся с уважением к циклу жизни.
Это – уважение по отношению к Тору, и его природе. Это означает, что приближаться к лесу, к жизненному циклу, без уважения – непочтительно по отношению к Тору. Это попросту неразумно...
Тор, подобно самой природе, делает то, что требуется, чтобы защитить жизнь леса, людей, пути богов, и самих богов. Вы, так или иначе, также участник цикла жизни. Для некоторых, этого достаточно. Для других лучше активно участвовать в процессе, подобно Тору, и с его помощью, защищать беспорядочный порядок природы, вместе с людьми и добрым именем наших богов.”

Величайший противник Тонара – Змей Мидгарда: Тор когда-то поймал его и ударил по голове, но гигант Хюмир, с которым он ловил рыбу, испугался и перерезал леску. Тор встретит его в Рагнарёк, и они убьют друг друга. Есть некоторые подозрения, что первоначально Тонар, как считалось, убил Змея во время своей рыбалки (Турвилле-Петре, “Миф и Религия”, стр.76), один из кеннингов бога – "orms einbani", единственный убийца змея. “Песнь о Доме” Ульва Уггасона(конец десятого века) описывает его отрывающим голову Змея среди волн, но “Драпа о Рагнаре” Браги (начало девятого века) говорит о том, что Змей остался жив. Таким образом, возможно, существовали две параллельные версии истории во время эпохи викингов.
Как упомянуто выше, главное животное Тора – козёл. Никакие сохранившиеся источники не связывают его непосредственно с медведем, но медведи, которые символизируют силу и благородство в германском сознании, как часто думают, хорошо ему подходят. Две версии истории борьбы со Змеем так же отражены в двух версиях того, что Фридрих Панцер (Friedrich Panzer) назвал историей “Медвежьего сына” (мотив, который появляется во многих повествованиях о героях, связанных с медведями, таких как Беовульф и Бёдвар-Бьярки): в одной Медвежий сын убивает дракона или змея, в другой сын Медведя и змей убивают друг друга.
Орёл непосредственно не связан с Тонаром ни в одном из сохранившихся рассказов, но один из самых извесных Молотов – со Сконе (Skåne, полуостров на юге Швеции), с головой орла и двумя большими глазами (которые напоминают нам о пламенном взоре Тора в “Песне о Трюме” ).

Подобный же кусочек был обнаружен В Хиддензе (Hiddensee, остров, Германия) около Рюгена (Rügen, остров в Балтийском море) “Калевала” сообщает нам, что Вайнямёйнен высек огонь, ударив когти и перья орла о камень, племена Северной Азии, чья шаманская традиция , возможно, повлияла на северную, также персонифицировали Гром как орла, и Ведический аналог Тонара, Индра, так же принимает форму орла (Унто Сало “Укко Агриколы в свете археологии” в “Древний Север и финская религия”, стр. 167-175 (Unto Salo, "Agricola's Ukko in the light of archaeology", in Ålback, Old Norse and Finnish Religions, pp. 167-175)). Таким образом, не исключено, что эта птица некоторым образом связана с Тонаром.
Свастика так же часто рассматривается как знак Тонара. Турвилле-Петре упоминает, что “Лапландский бог Хорагаллез (англ. Horagalles) (Þórr Karl (Старый Тор – КХГ)”, прим. пер.– переиначенное Thora Galles или Thoragalles), который был адаптированным образом Тора, возможно в раннем железном веке, изображался не только с Молотом, или двумя Молотами, но также и со свастикой. В Исландии форма свастики использовалась до недавнего времени как заклинательная, для обнаружения воров, и называлась Þórshammar (“Миф и Религия”, стр. 84). Общепринято, что этот знак был эмблемой Тунара (Thunar) среди англо-саксов (Уилсон, “Англо-саксонское язычество”, стр.115 ((Wilson, Anglo-Saxon Paganism, p. 115)), которые использовали этот символ изредка на оружии, чаще на брошах и погребальных урнах. В последнем случае, это, возможно, преследовало ту же цель, что и использование небольших железных Молотов-амулетов в погребениях эпохи викингов. Свастика может рассматриваться как изображение вращаемого по кругу Молот бога - возможно, как знак освящения.
Дуб - основное дерево Тонара, и он был, конечно, связан со священным с самых ранних времен. Есть также растение, молодило (англ. houseleek, лат Sempervivum ), который имеет название "Борода Тора" и которое помещали на крышах зданий, чтобы предотвратить удары молнии. В описании путешествия Тора в палаты Гейррёда, Снорри приводит фразу " рябина - спасение Тора" и рассказ про бога, выбравшегося из вздувшееся реки благодаря одному из этих деревьев; Лапландский бог грома имеет жену по имени "Ravdna" (рябина), что позволяет предположить, что это дерево, возможно, было тесно связано с Сив (Турвилле-Петре, “Миф и Религия”, стр. 98 ).
Как упомянуто выше, Тонар, кажется, особенно любит крепкий стаут. Жертвы, приносимые ему, должны включить еду так же, как и напитки; “Песнь о Трюме” описывает, как он (даже в то время, когда был переодет Фрейей) проглотил целого быка и восемь лососей так же, как все лакомства, отправленные леди.

Составители
• Аудтрют (Audthryth) (статья написана для Our Troth – с усилиями, вышедшими далеко за рамки долга чтобы представить редактору свою работу вовремя для появления её здесь!)
• Уилл фон Даустер (Will von Dauster), выдержки из “Песни из Леса" (A Song from the Wood), опубликованной в Горном Громе №10 (Mountain Thunder #10), Осеннее Равноденствие - 1993, стр. 7-10.
• Стивен Гранди (Stephan Grundy), из "Культ Одина: Бог Смерти?” (The Cult of Óðinn: God of Death?)
• Хокмун (Hawkmoon) (статья написана для Our Troth)
• Джамей Рольф Мартин (Jamey Hrolf Martin), из “Тор: наследник Асгарда" (Thor: Scion of Asgardh), опубликовано в “Идунна” (Idunna) III, 3, Сентябрь 1991, стр. 26-27.

@темы: перевод, мифология, боги и богини, Our Troth

Комментарии
2012-07-16 в 13:48 

Nollan Humphrey
Доброго дня)
Разрешите перепост на наше сообщество?

2013-01-06 в 10:41 

Tradis
Torrablot Пусть с опозданием, но перепост разрешаю.:)
Извините, просто комменты в старых записях теряются. Пока не ясно, что с этим делать.

   

Северная Традиция

главная