Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:01 

Руника - история.

Tradis
Это лишь первый блин первая ласточка в теме, дальше материалы будуть дополняться в комментах.
А заодно проверка - читаем ли подобный текст вообще. Оговорка насчет воспроизводимости шрифтов - прежняя, такова жизнь на дайриках, увы. Буква, соответствующая руне Ing передается как (ng) и т.д.

Отрывок из книги
Е. А. МЕЛЬНИКОВА
СКАНДИНАВСКИЕ РУНИЧЕСКИЕ НАДПИСИ
Новые находки и интерпретации

Возникновение и развитие рунического письма
Старшеруническое письмо


читать дальше

@темы: Е. А. Мельникова, история, книги, руны

Комментарии
2010-03-30 в 15:18 

Tradis
Надо отметить и то, что принятые сейчас датировки старшерунических памятников принадлежат консультанту и соавтору В.Краузе археологу Г.Янкуну (Krause-Jankuhn) и основываются на определении археологических материалов по хронологии, разработанной для римского времени Г.Эггерсом (Eggers 1955). Однако хронология Г.Эггерса, принятая, правда, с уточнениями и поправками (см.: Godlowski) огромным большинством как зарубежных, так и отечественных археологов, ныне, вероятно, требует определенного пересмотра (Eriksson. S. 37-47). Поэтому не исключено, что некоторые из предметов с надписями, которые были отнесены Г.Янкуном к III–IV вв., окажутся более ранними.

Второй важнейший вопрос – прототип рунического письма, имеющий прямое отношение к вопросу о месте его зарождения и германском племени (племенном союзе), которое стало его первоначальным носителем. Исходя из исторических сведений о перемещениях германских племен в первые века нашей эры, общепризнано, что руническое письмо возникло на основе южноевропейского алфавита (или алфавитов) и зародилось в областях, где мигрирующие германские племена соприкасались с античным миром. Конкретное же определение как первого, так и второго является предметом постоянных дискуссий.

На рубеже XIX и XX вв. и в первой половине XX в. было установлено чрезвычайное сходство рунических знаков с буквами капитального латинского письма и с греческими буквами. Поэтому исходным образцом для его создания, как считалось, послужил латинский (Wimmer 1874; Wimmer 1987) или греческий курсивный (Bugge S. // Nl.R. Indledning; Friesen 1904-1906; Friesen 1933b. S. 5-12) алфавит, или оба – для разных рун. Сторонники как «латинской», так и особенно «греческой» теорий связывали возникновение рунического письма с готами и с так называемым готским культурным потоком, шедшим от берегов Черного моря на север. Сопоставление рунического алфавита с палеографией древнейшего памятника готской письменности, Библией Вульфилы (середина IV в.), показало сходство специфически «готских» букв (например,(th)) с соответствующими рунами (Gendre; Hachmann 1997), однако не привело к надежным результатам. Более того, датировка новооткрытых памятников рунического письма I в. н.э. вряд ли допускает участие готов в его «создании»: в I в. н.э. готы находились еще на берегах Балтийского моря и начали передвигаться на юг и юго-восток только с конца II в. Поэтому зарождение рунического письма невозможно связывать с готами или вообще восточными германцами, хотя они рано овладели им, и уже от III в. известны восточногерманские рунические надписи.

В конце 1920-х годов К.Марстрандер выдвинул предположение о связи рунического письма с какой-то разновидностью североиталийского (долатинского) алфавита, переработанного одним из южногерманских племен, возможно, маркоманами (Marstrander 1928). Эта теория получила довольно широкое распространение (см.: Arntz 1938. S. 9; Макаев 1965. С. 33; Hammarstrom; Morris). Время возникновения рунического письма относят тогда к началу нашей эры (Krause-Jankuhn. Bd. I. S. 48; Werner). Близка к изложенной и точка зрения немецкого рунолога В.Краузе, который полагал, что руны возникли на основе этрусского алфавита, но в отдельных случаях были переработаны под влиянием формально сходных дорунических понятийных знаков (Begriffszeichen) (см.: Krause-Jankuhn. Bd. I. S. 7).

При том что все упомянутые алфавиты восходят в конечном итоге к финикийскому письму, графическое сходство рун с отдельными буквами этих алфавитов вряд ли может быть доказательным. Значительно существеннее совпадение не только графики знаков, но и их фонетических значений. Наиболее последовательно соответствие графики и фонетического значения устанавливается для рун и латинского капитального письма: они полностью совпадают у 9 рун: b, f, h, i, k, l, r, t, u. Несколько отлична, но может быть возведена к латинским буквам с соответствующим фонетическим значением графика еще 5 рун: a, d, m, o, s. Не имеют фонетического соответствия, хотя и идентичны по графике, руна w и латинская буква P, e и M, g и X. Лишь пять знаков рунического алфавита (не считая рун, обозначающих отсутствующие в латинском языке фонемы, например, /th/) – n, j, (ei), (ng), p, – не могут быть возведены к латинскому алфавиту. Если при этом учесть основную особенность графики рун – отсутствие округлых линий, то можно с достаточной уверенностью говорить о латинском письме как прототипе рунического письма (подробный критический обзор теорий происхождения рунического письма вместе с аргументами в пользу «латинской» теории см.: Odenstedt 1990. Р. 145-173).
Увеличивающееся число древнейших рунических надписей, относящихся к концу II – началу III в. н.э., на территории Шлезвига, Ютландского п-ова и островов Фюн, Зеландия, Лолланд (см. выше о находках в долине р. Иллеруп и в Вимозе) побудило датского рунолога Э.Мольтке выдвинуть гипотезу о происхождении рунического письма на основе латинского алфавита – в северогерманско-датском регионе (Moltke 1976a. S. 3261; Moltke 1981). Он полагал, что купцы из этого ареала, не входившего в римский лимес, в наибольшей степени нуждались в удобном средстве коммуникации как во время торговых поездок, так и находясь дома.

В связи с гипотезой Э.Мольтке особое внимание в последнее время привлекает роль герулов в происхождении рунического письма. Восточногерманское племя герулов (эрулов – heruli, eruli) населяло о-в Зеландия и Ютландский п-ов до II в. н.э. Около 250 г. герулы были вытеснены на юг племенами данов; одна их часть ушла в низовья Рейна, другая – в Северное Причерноморье. И те и другие активно участвовали в набегах на римские владения и служили в римских вспомогательных войсках (Lippold; Hermodsson; Буданова 2000. С. 199). Главным основанием для «герульской» теории служит совпадение их племенного названия со словом erilaz, родственным др.-исл. jarl и др.-англ. еоrl, оба – социальные термины, обозначающие лиц высокого социального статуса (Vries. S. 104; Taylor). Оно встречается не менее чем в 9 надписях. В древнейших из них (IV в.) оно образует устойчивую формулу: ek erilaz + имя собственное в притяжательной форме: «Я, эрил такого-то», за чем следует магическое заклинание (Antonsen 1975. № 15, 17, 39, 52). В более поздних – «ek erilaz сделал (написал, раскрасил) руны» (Antonsen 1975. № 48, 110, 112). После середины VI в. эти формулы, равно как и само слово erilaz, выходят из употребления. Предполагается, что erilaz старшерунических надписей является племенным названием, ставшим обозначением жрецов или группы людей, владеющих знанием письма и потому занимавших в обществе высокое социальное положение.

Содержание старшерунических надписей ограничено: значительное их число на предметах вооружения и украшениях содержит одно личное имя, вероятно, имя владельца предмета (как надпись на Мельдорфской фибуле) или человека, сделавшего надпись или предмет, а также, как предполагается, имя самого предмета (например, надписи на наконечниках копий – см.: A-I.1). Позднее появляются развернутые тексты, характеризующие изготовителя предмета, как, например, надпись на золотом роге из Gallehus, Дания, V в.: ek hlewagastiz . holtijaz . horna . tawido «Я, Хлевагастир из Хольта (Гольштейна, или: сын Хольта), сделал рог» (Krause-Jankuhn. № 43). Нередки надписи, состоящие из магических слов или формул alu, laukaR, agO – auja gebu «даю удачу». Интерпретация первых двух слов дискуссионна, хотя обычно первое слово связывается с глаголом *alan «расти», второе – со словом «лук (растение)» (см. критический обзор гипотез: Elmevik, а также Host Heyerdahl 1991; Host Heyerdahl 1992; Salveit). Более пространные заклинания далеко не всегда удается прочесть. К числу магических надписей относятся также изображения футарка, целиком или частично (на камне из Kylver, Готланд, вторая половина IV–V в.; на брактеатах из Vadstena, Эстеръётланд, Швеция, первая половина VI в., и Grumpan, Вестеръётланд, Швеция, первая половина VI в., и др.). В древнейший период встречаются, хотя и редко, надписи мемориального характера на каменных стелах (например, памятник из Mojbro, Упланд, Швеция, IV в., с изображением всадника и надписью: ana hahai slaginaz / frawaradaz «Сражен на коне Фраварадар»: Krause-Jankuhn. № 99).

Поскольку подавляющее большинство древнейших рунических надписей содержит личное имя, как правило, двухосновное, которое может быть интерпретировано и как значащее слово, и как магическое слово или формула, многие исследователи полагали, что возникновение рунического письма тесно связано с жреческой деятельностью и что на раннем этапе ему была присуща исключительно магическая функция (B.ksted 1952; Olsen 1917). Ныне вопрос о функциях рунического письма древнейшего периода, было ли оно культовым, магическим или коммуникативным средством, обсуждается широко (обзор проблемы см.: Nedoma. S. 24-54; обзор историографии, а также исследование см.: Flowers). На первый план выдвинута коммуникативная функция рунического письма, поскольку и магическое заклинание может рассматриваться как своего рода сообщение.
Вместе с тем категорически отвергается распространенное ранее и широко эксплуатируемое ныне в «эзотерической» литературе представление о магической сущности самих рун (знаков) (см.: Duwel 1992а; Duwel 1997а; Duwel 1997b; Anderson).

2010-03-30 в 16:01 

Tradis
Младшеруническое и средневековое руническое письмо

Начиная с V в. старший рунический алфавит у различных германских племен подвергался видоизменениям, в результате чего возникли местные модификации алфавита: англо-саксонская (Page 1973), фризская (Frisian Runes) и др.

В северогерманском ареале на протяжении VII–VIII вв., так называемого переходного периода (Barnes 1998), происходят радикальные изменения в письме, отражающие фонетические процессы более раннего времени, в результате которых, собственно, и произошло обособление северогерманского (праскандинавского) языка. В них исчезают некоторые рунические знаки (e, р), другие приобретают новое фонетическое значение: например, руна j , jara, вместо /j/ стала обозначать /а/. К IX в. в Южной Скандинавии возникает упрощенный алфавит – 16-значный ряд. В нем не находят отражения некоторые фонетические оппозиции, существовавшие в старшем алфавите. Так, устраняется различие между глухими и звонкими согласными (руна K передает звуки /k/ и /g/, руна B – /b/ и /р/, руна (th) – /th/ и /d/ и т.д.). Не нашли графического выражения новые гласные звуки, возникшие в результате перегласовок и преломлений. Они обозначаются рунами исходных гласных, отчего большинство рун, соответствующих гласным, фактически передает 4-6 фонем. Некоторые из сохраненных знаков старшего алфавита пpиoбpeли новое фонетическое значение (см. табл. 1) (Andersen; Barnes 1987; Liestol 1981a; Liestol
198lb).

Как и в старших надписях, продолжают широко использоваться лигатуры, причем к средневековому периоду они приобретают устойчивость и регулярно передают некоторые сочетания звуков, например, ol,ar, au(ae) (Meijer 1984).

Уже в надписях старшими рунами отдельные слова или же группы слов иногда разделялись, но в целом для них было характерно слитное написание нескольких слов. Постепенно употребление разделительных знаков между словами становится все более последовательным, и в надписях XI–XII вв. оно стало повсеместным. Для разделения слов использовалось несколько знаков: крестики, точки и др. Однако нередко встречается и слитное написание слов, в некоторых же надписях оба принципа соседствуют. В ряде случаев наблюдается обратное явление – слово разделено на две или более части с помощью разделительных знаков, помещенных внутри него, например: mi(th) . ikuari . о . sirk . lat «с Ингваром в Серкланде», где композит Serkland разделен на составляющие его основы (Б-III.5.21). Если слово оканчивается на ту же руну, с которой начинается следующее за ним, то, как правило, оба слова пишутся слитно, а общая для них руна не повторяется: kuth hialbi hon(ss)al(uu)(kk)u(th)s mu(th)ir «Бог и Божья матерь да помогут его душе» (Б-III.3.2).

Младшерунический ряд появляется практически одновременно в двух модификациях: с длинными, расположенными по обе стороны ствола ветвями, так называемые полноветвистые руны, и с короткими, по одну сторону ствола, ветвями – так называемые коротковетвистые руны. Древнейшие тексты, написанные полноветвистыми рунами, появляются в Ютландии и на датских островах. Известнейшим памятником с коротковетвистыми рунами является Рёкский камень (из Rok, Эстеръётланд, Швеция, первая половина IX в.). В силу топографии этих памятников полноветвистая и коротковетвистая модификации долгое время рассматривались как локальные варианты рунического письма. Первые считались и назывались «датскими» (также «обычными») рунами, вторые – «шведско-норвежскими». Однако первые широко применялись как в самой Дании, так и, несколько позднее, в Швеции (практически все рунические камни Средней Швеции выполнены полноветвистыми рунами) и Норвегии, а также на островах Готланд, Мэн, Борнхольм и, таким образом, они имели общескандинавское распространение.

Как выясняется ныне, многочисленные бытовые надписи, находимые в Бергене, Лёдёсе, Сигтуне, Хедебю, Рибе, Тронхейме и других средневековых городах всех Скандинавских стран (см. ниже) и датируемые XI–XIV вв., в отличие от мемориальных стел XXI вв., выполнены только коротковетвистыми рунами. Можно поэтому предполагать, что в основе разделения полно-и коротковетвистого вариантов алфавита лежал отнюдь не региональный, а функциональный принцип. Полноветвистые руны использовались для монументального, «парадного» письма, тогда как коротковетвистые являлись своего рода курсивом и находили применение в первую очередь в бытовой практике (ср.: Svardstrom 1972. S. 77-78; Barnes 1987).

Недостаточность 16 знаков для отражения на письме фонетического состава древнескандинавских языков (как правило, один знак обозначал от двух до четырех фонем – см. табл. 1) вызывала необходимость дальнейшей модификации алфавита и привела к возникновению так называемых пунктированных рун, т.е. к использованию диакритического значка – точки – при некоторых знаках (Lagman). В публикуемых шведских надписях они встречаются еще нерегулярно. Однако в надписях уже XII в. пунктированные руны образуют полный алфавит с добавлением нескольких знаков, основанных на соответствующих по звучанию латинских буквах (Svardstrom 1972). Изменяется и порядок следования рун в алфавите, приближаясь к латинскому:

В этом варианте руническое средневековое письмо существует вплоть до XV в. (Runmarkt), а в некоторых шведских областях, в частности в Даларна, оно доживает до XVIII в., правда скорее уже как антикварная редкость. Тем не менее знание рунического письма сохраняется в Скандинавии до Нового времени, когда начинаются его научные исследования.

2011-11-24 в 15:26 

книга хорошая, плохо то, что в сети не полная :(

   

Северная Традиция

главная